+7 910 434-7438
заказать обратный звонок






Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий

Кинжал охотничий "Егор Самсонов в Туле", малый размер


Лот отсутствует
Лот 120098

Клинок традиционной формы кинжального типа, прямой, двулезвийный, с одним долом выполнен из стали, которую до сих пор не могут и не могли повторить оружейники ХХ века. Клинок с двух сторон маркирован клеймом "Егоръ Самсоновъ, Въ Тулъ." с одной стороны и клеймом "Поставщикъ Импер., Общества охоты." с другой стороны. Рукоять фигурная с рифленой насечкой, выполнена из коричневого ореха с утолщением в средней части. Ножны деревянные, обтянуты коричневой кожей с подлинной ручной прошивкой. Прибор ножен стальной, состоит из устья и наконечника с шариком. К устью припаяна вертикальная скоба с кольцом для ремешка, на котором нож подвешивался к поясному ремню. Прибор рукояти и ножен сохранил остатки подлинного воронения.
Нож в отличной оригинальной комплектации и без потерь.
Имеются незначительные следы бытования, клинок имеет небольшую заточку.
По оружейному каталогу стоимость такого ножа начиналась от 4 руб. 50 коп.
Кинжал никогда не находился в коллекции, приобретен непосредственно в семье наследников.
Хорошая сохранность.

Общая длина: 235 мм
Длина клинка: 131 мм

Гарантия подлинности.
Историческое описание
Так называемые «самсоновские ножи» — охотничьи ножи и кинжалы работы тульского мастера — кустаря Егора Петровича Самсонова, работавшего с 70-х годов XIX века до 1930 года. Он жил на окраине Тулы в небольшом доме, перед входом в который висела вывеска «Закалка охотничьих ножей». Работал в паре с подмастерьем и помощницей женой. Егор Самсонов был поставщиком Императорского общества охоты, участником Всемирной и Московской выставок. Об этом факте свидетельствуют медали, выбитые на пяте клинков ножей, которые мастер изготавливал в домашних условиях в обычной русской печи, удивляя своих современников. Мастерская выпускала около 10 вариантов охотничьих ножей. Случались и индивидуальные заказы. При этом ножи Самсонова выглядели лаконично и даже аскетично: ни цветистых узоров, ни драгоценных камней. Простая рукоять с ромбовидной насечкой из ореха или чёрного дерева, клинок из воронёной стали. Несмотря на это, именно они считались эталонными и были любимыми охотничьими ножами русской аристократии. Император Николай II, генерал Алексей Брусилов, генерал Александр Кутепов и многие другие охотились с самсоновскими ножами.

Над загадкой прочности его клинков многие годы бились не только любители-металлурги, но и опытные лаборатории, однако разгадки так и не нашли. Есть версия, что тайну изготовления раскрыл в результате некто инженер Ренев, купивший половину дома у вдовы мастера после его смерти.

Существует даже описание технологии, примерно так: Рессорная сталь отжигалась в кузнечном горне, куда загружался березовый или дубовый уголь. Воздух подавался с помощью ручных мехов. Затем раскаленные листы правились на наковальне. Из них ручным слесарным способом заготавливались клинки. После этого все детали подвергались цементации, регенерации, закалке, отпуску и старению. Делалось это следующим образом: в продолговатую канавку, сделанную в горящем угле горна, закладывались заготовки клинков. Сверху и снизу они засыпались карбюризатором — порошкообразной серой смесью и древесным углем. Все это нагревалось до 900—925 градусов и выдерживалось в течение 4—5 часов из расчета, что в 1 час проникновение углерода в деталь происходит на глубину 0,1 мм. Приборов у Самсонова не было. Температуру он определял по свечению на глаз. После охлаждения заготовки нагревались вновь до 900 градусов, но уже без карбюризатора. В течение 3-х часов происходила регенерация цементируемого зерна, то есть равномерное распределение углерода по всей поверхности детали. Затем каждая из них погружалась в ванну с маслом. Наполовину остывшие заготовки выдерживались на воздухе до появления синего цвета, то есть до температуры отпуска в 300—325 градусов. Затем их опять погружали в ванну с маслом, где они окончательно охлаждались, и сразу же их вновь разогревали до температуры 150—175 градусов, выдерживая в таком режиме в течение 12 часов. После охлаждения все детали вытирались ветошью и подвергались окончательной механической обработке. Режущие грани охотничьего ножа доводились оселком до острия лезвия бритвы. Таким отточенным клинком можно было начать бриться, затем разрубить железный прут и продолжить бритье.

Насколько описание соответствует истине? Судить сложно, но на лицо факт — практические усилия результатов не дали. В середине ХХ века советские специалисты попробовали самостоятельно раскрыть его профессиональную тайну.

Были сделаны анализы металла и по их результатам на заводе «Серп и молот» прошла опытная плавка. Затем откованы образцы клинков. Однако, попытка оказалась неудачной — разгадать секрет закалки клинков, сообщавшей им огромную прочность, так и не удалось. По рассказам очевидцев, при выполнении этого заказа завод испытывал несколько клинков работы Самсонова на прочность. Поставленные вертикально под пресс, они ломались, но для этого требовалась нагрузка свыше 14 т.

Точное количество выпущенных мастерской ножей неизвестно, по некоторым данным — 3356 штук.

Об ассортименте можно судить по прейскурантам московских охотничьих магазинов конца XIX — начала XX века, ножи Самсонова имелись почти в каждом из них.

Ножи подразделялись на типы.
Ножи медвежьи массивной работы - 3 типа: 192,5 мм; 222,7 мм; 273 мм    
Ножи охотничьи и кинжалы - 5 типов: 133,35 мм; 158,4 мм; 209,5 мм; 254 мм; 304 мм